Хвать проблему за язык

В последнее время психологи в Европе и США изучают интересный вопрос: как «думание» на иностранном языке влияет на результат этого самого «думания»? Двуязычие уже стало почти нормой, людям приходится решать задачи, сформулированные на неродном для себя языке. А ведь давно известно: «правильно сформулированный вопрос – это половина ответа».

Для вычленения «эффекта иностранного  языка» любопытные, но достаточно громоздкие опыты ставили, например, доктор Университета Помпеу Фабра (Барселона) Альберт Коста и  Боаз Кейзар, профессор психологии Университета Чикаго. Команда Косты, в частности, ставила опыты над студентами, чьим родным языком был испанский, но решать проблемы им приходилось на английском. Попали в выборку также арабы, для которых языком постановки задачи был иврит, и англичане, изучавшие испанский.

Команда Кейзара  «прокатывали» варианты «родной – испанский, иностранный – японский», «родной – корейский, иностранный – английский», «родной – английский, иностранный — французский».

Не будем утомлять читателя подробностями (самые любопытные могут пройти по ссылкам  http://bps-research-digest.blogspot.com/2014/03/how-thinking-in-foreign-language-makes.html,  http://bps-research-digest.blogspot.co.uk/2012/06/we-think-more-rationally-in-foreign.html ), обратимся сразу к выводам.

Оказывается, что при «думании по-иностранному» участники экспериментов мыслили более рационально, критично, на решения меньше влияли интуиция и эмоции.

Кроме того, при решении экспериментальных задач на чужом языке «подопытные» были менее склонны к применению стратегии «избежать проигрыша» и более – к подходу «стремиться к выигрышу».

Возможные объяснения: при использовании второго языка мозг иначе обрабатывает информацию и тратит на процесс больше времени, что, вероятно, дает ему возможность провести более глубокий, взвешенный, рациональный анализ. Кроме того, на принятие решения меньше влияет «эффект установки» или «эффект формулировки»: на чужом языке эмоциональная окраска слов, используемых в постановке задачи, смысловые нюансы второго плана не воспринимаются столь ярко.

Правда, отрезвляющее влияние чужой речи проявилось при работе только с некоторыми задачами, а именно – имеющими эмоциональную окраску. Пример: «На чем безопаснее добраться из пункта А в пункт Б – на самолете или на автомобиле, если расстояние между ними столько-то км?». Как правило, на человека при принятии соответствующего решения влияют навязанные масс-медиа стереотипы: трагические сообщения с мест аварий, фильмы-катастрофы и прочие «страшилки». Рациональный же подход предполагает анализ статистики: сколько людей в пересчете на время в пути или на километры пострадало в авто- и сколько – в авиакатастрофах? Как часто пресса рассказывает об авариях с участием самолетов и как часто – об автоавариях и почему? Такое умение «заметить подвох» экономист Шейн Фредерик называет когнитивной рефлексией. И, похоже, чужой язык помогает эту рефлексию развить.

Если же испытуемым предлагали решить эмоционально нейтральную задачу, то влияние языкового фактора либо отсутствовало, либо даже было отрицательным. Пример: «5 машин делают 5 клавиатур за 5 минут. За сколько времени 100 машин сделают 100 клавиатур?» Правильные ответы на эти вопросы предполагают осознанное обдумывание, решение простейших уравнений. Если человек поймет это и примется считать, то получит верный ответ вне зависимости от языка задачи. А от интуитивной ошибки — ответа «за сто минут» — чужой язык не убережет.

Еще в конце XIX  века американский психолог Уильям Джеймс предположил, что мы используем две разных системы для принятия решений. Первая — быстрого, интуитивного, импульсивного мышления; вторая — медленного, аналитического, основательного.

Один подход другого не лучше, есть случаи, в которых стоит положиться на интуицию, есть— требующие включения рацио. (В частности, известно, что наша интуиция плохо справляется с задачами, где речь идет о вероятности, выраженной в процентах.) Более того, иногда эти подходы дают разные ответы, и невозможно определить, какой из них верен, ибо, как это чаще всего бывает в менеджменте, информация для принятия решения неполна.

Однако  ежели все-таки имеются сомнения в верности полученного интуитивного ответа и есть желание его проверить «пересчетом», лучше попытаться сделать это на неродном языке. Необязательно на английском. В нашей стране, к счастью, подавляющее большинство населения двуязычно: у кого-то родной — русский, у кого-то — украинский.