О пользе и вреде позитивного мышления

О пользе и вреде позитивного мышления

Испокон веков люди делились на тех, кто видит стакан наполовину наполненным и наполовину пустым. Такое деление, вероятно, имеет определенный смысл, как и все, что естественным образом создано природой.

Оптимисты способны видеть светлую сторону жизни, и фокусироваться на позитиве. Пессимистам свойственно обращать внимание на негатив, проявлять скепсис и неверие в лучший исход событий. Истина в том, что каждый из них по-своему прав, поскольку реальность не имеет только хорошей или только плохой стороны, и в каждой отдельной ситуации имеет смысл применять разные подходы. Все дело в разумном балансе.

В последние десятилетия в западной культуре активно развивается движение за позитивное мышление. Одна из причин – попытка психологов бороться с растущим количеством депрессий, источником которой часто является пессимизм, лишающий человека веры в позитивный исход событий. Другая – коммерческая выгода. Исследователи человеческого поведения пришли к выводу о том, что оптимисты лучше продают, а поскольку продавать в условиях современной рыночной экономики приходится многим, быть оптимистом в наше время стало однозначно «хорошо», а пессимистом однозначно «плохо».

Произошло своеобразное засилье позитивизма в сознании людей. «Думать только о хорошем, улыбаться, проявлять только позитивные эмоции, верить в то, что все возможно, отрицать вероятность поражения, достигать цели несмотря ни на что…» – вот небольшой набор популярных жизнеутверждающих лозунгов.

Экстремальный оптимизм  негативно сказывается на качестве жизни людей

Проведя исследование уровня оптимизма, американские психологи М. Пьюри и Д. Робинсон выяснили, что качество жизни  людей с умеренным и экстремальным уровнем оптимизма существенно отличается. Экономическое поведение умеренных оптимистов оказалось более рассудительным и взвешенным. Они посвящали работе большее количество часов, постоянно увеличивая свои доходы, делали сбережения, инвестировали, вовремя рассчитывались по кредитным обязательствам и не накапливали долгов. Что же касается оптимистов – экстремалов, то они старались уделять работе как можно меньше времени, сберегали меньшую часть заработанных средств, а те деньги, что инвестировали, часто вкладывали в сомнительные и крайне рискованные проекты. К тому же, почти все они были отягчены серьезными долгами, поскольку с легкостью брали кредиты и превышали лимиты расходования средств по кредитным картам, но гасить задолженности не спешили, позволяя им непомерно разрастаться.

Аналогичное исследование в студенческой среде, привело к похожим результатам. Студенты с умеренной степенью оптимизма демонстрировали более высокие показатели в обучении, чем крайние оптимисты, часто полагавшиеся не на собственные силы, а на счастливое стечение обстоятельств.

Крайние формы оптимизма порождают иллюзию не проходящего успеха и собственной исключительности

Человек с высоким уровнем оптимистических ожиданий, как правило, ставит нереалистичные цели и переоценивает свои возможности в их достижении.

Чрезмерная уверенность в собственных силах порождает так называемый эффект «выше среднего». Этот эффект  проявляется  в тенденции среднего человека верить в то, что его способности выше среднего уровня, а его решения являются абсолютно правильными, что в действительности может быть глубоким заблуждением.  (Интересно, что подобное отношение к собственным способностям и возможностям весьма распространено в высшей управленческой  среде и среди студентов школ MBA). Принятие желаемого за действительное  рождает иллюзии, в которых всегда есть определенное количество самообмана, дающего чувство господства и процветания. Для поддержания этого состояния сверх оптимист фокусируется исключительно на позитивной информации, которая подтверждает его уверенность в собственном успехе. В результате, негативная обратная связь, критика других людей игнорируется, а воспринимается лишь то, что должно соответствовать благоприятному впечатлению о самом себе.

Для бизнеса ошибочное восприятие топ-менеджерами себя и реальности часто приводит к серьезным ошибкам в постановке целей. Чрезмерно оптимистические прогнозы делают цели недостижимыми, что влечет за собой довольно печальные последствия

«Я наблюдал много случаев – пишет Уоррен Баффет – когда руководители занимаются операционными маневрами для того, чтобы привести в соответствие полученные  доходы с заявленными ранее целями. Хуже всего то, что, после того, как все операционные трюки исчерпаны, они начинают играть в бухгалтерские игры и «рисовать цифры». Эти бухгалтерские махинации имеют эффект снежного кома: как только компания переносит доходы из одного периода в другой происходит операционный дефицит, который впоследствии требует следующих бухгалтерских маневров, еще более «героических», чем раньше. И все это может превратиться из простого жульничества в серьезное мошенничество» (Buffet, 2001).
Подтверждением точки зрения Баффета может быть найдено в руководстве аудиторской фирмы Мантгомери (Montgomery’s Auditing), которым пользуются компании Большой Четверки. В руководстве, в частности, говорится о том, что неоправданно агрессивные цели по получению дохода могут быть одной из главных причин, порождающих мошенничество в компаниях.  Проиллюстрировать это можно на примере компьютерной компании Dell, которая незаконно использовала платежи, полученные от корпорации Intel. Комиссия по торговле ценными бумагами в США (агентство правительства США, осуществляющее функции надзора и регулирования американского рынка ценных бумаг) обнаружила, что Dell завысила показатели прибыли для того, чтобы привести их в соответствие целям Уолл-Стрит в период с 2001 по 2006 год и теперь выплачивает 100 миллионов долларов за урегулирование гражданских споров в судах.

Переоценка собственных возможностей приводит к неверным решениям о приобретении новых бизнесов

Некоторые ошибочные приобретения осуществляются вследствие заблуждений топ-менеджмента, уверенного в том, что благодаря его усилиям и профессионализму приобретаемый бизнес достигнет высоких финансовых показателей (Hayward & Hambrick, 1997). Мнения других людей о нецелесообразности подобных действий при этом игнорируется, и объект поглощения приобретается по завышенной цене. Такая самонадеянность часто основывается на прошлом успехе, поскольку экстремальный оптимизм лишает человека способности делать различия между прошлой ситуацией и настоящей. Создается иллюзия, что если сработало в прошлый раз, значит и в этот раз получится. Такое «упрямо повторяющееся поведение», успешное в прошлом, но потерявшее свою эффективность в изменившихся условиях, часто порождает провал. Прошлый успех делает очень успешных лидеров самонадеянными и высокомерными, в результате чего они теряют бдительность, свои конкурентные преимущества и терпят фиаско.

Успешность в предпринимательской деятельности зависит от оптимизма только до определенного уровня. Если этот уровень превышается, результативность предпринимателя падает 

Оптимизм – одна из фундаментальных черт предпринимательства. Именно способность идти вперед в трудных обстоятельствах и ожидать положительного исхода дел даже тогда, когда эти ожидания не могут быть рационально обоснованы, отличает предпринимателей от тех, кто выбрал путь наемного сотрудника.

В то же время, в предпринимательской среде много тех, кто смотрит на мир через «розовые очки» и почти всегда переоценивает вероятность будущего успеха (Simon, Houghton, and Aquino, 2000). Они, как правило, переоценивают спрос на свои продукты и недооценивают количество денег, которое понадобится на этапе становления бизнеса, страдая от отсутствия наличности. Они не уделяют необходимого внимания действиям конкурентов, и не выделяют достаточного количества ресурсов для ведения конкурентной борьбы. Создается впечатление, что сверх оптимистичные предприниматели не способны воспринимать свой бизнес, как серьезный риск, потому что они считают успех неизбежным и не собираются отказываться от своей предпринимательской мечты, даже если тревожные сигналы говорят о том, что бизнес планы необходимо менять.

В результате, лишь небольшое количество start-up проектов выживают, а их создатели продолжают свой путь в бизнесе, становясь по мере приобретения опыта гораздо менее оптимистичными, чем их начинающие коллеги.

Оптимизм и пессимизм – всего лишь 2 стратегии, которые необходимо применять в различных ситуациях

«Оптимизм – не панацея, – писал основатель психологии позитивного мышления Мартин Салигман, – у него есть свои ограничения. Являясь в целом очень полезным качеством, избавляющим нас от депрессий и плохого самочувствия, он иногда может помешать нам трезво оценивать реальность и нести ответственность за последствия собственных поступков. Поэтому оптимизм как стратегия хорош лишь тогда, когда цена ошибки не велика. В других случаях пессимизм будет более полезным качеством».

В организации могут найти себе  применение, как пессимисты, так и оптимисты. Важно их правильно расставить по рабочим местам

В любой организации  можно использовать все оттенки спектра «оптимизм – пессимизм.

Для работы, в которой существует высокая вероятность неудачи и стресса, где требуется инициатива, настойчивость и смелый полет мысли следует использовать только оптимистов. Это продажи, маклерские услуги, PR, публичные выступления, фандрайзинг, творческие профессии, состязательные профессии, профессии, требующие выкладывания и высокой эмоциональной нагрузки.

«На другом полюсе находятся профессии, которые требуют сильно выраженного чувства реальности» – пишет Мартин Салигман. Это конструирование и техника безопасности; экономическое и финансовое планирование; переговоры, связанные с заключением контрактов; финансовый контроль и бухгалтерский учет; юриспруденция, административные функции в бизнесе; статистика; контроль качества; кадровые вопросы.

К этой категории также относятся высокие по рангу должности управленцев и специалистов – руководителей, для которых важно иметь обостренное чувство реальности и умеренный пессимизм.

Если человек подобран на занимаемую им должность в соответствии со своими личностными особенностями, его эффективность будет максимальной

Чтобы подобрать оптимальную должность для сотрудника, необходимо определить его уровень оптимизма

Ниже представлены фрагменты профилей людей, прошедших тестирование по опроснику  Saville Сonsulting WAVE Professional Styles.

В первом случае мы видим крайне пессимистически настроенного человека, поскольку он утверждает, что с крайне низкой вероятностью будет видеть оптимистические перспективы. Вероятность  того, что он увидит, светлую сторону ситуации меньше, чем у 99%  людей. Кроме того, он менее жизнерадостен, чем многие люди

Во втором случае перед нами профиль крайне оптимистично настроенного человека, который видит оптимистические перспективы чаще, чем 99% людей. Одновременно он считает, что является более жизнерадостным человеком, чем 99% людей

В третьем случае мы видим умеренного оптимиста, имеющего сбалансированную позицию в отношение как пессимизма, так и оптимизма

Во главе корпорации должен стоять директор, достаточно мудрый и достаточно гибкий, чтобы сбалансировать полярные крайности

Мартин Салигман утверждает, что «в успешно функционирующей организации обязательно должны быть свои оптимисты, мечтатели, торговцы и создатели. Но корпорация – это такая форма современной жизни, которой необходимы и свои пессимисты, реалисты, чья работа состоит в том, чтобы рекомендовать осторожность. Важно, чтобы во главе корпорации стоял директор, достаточно мудрый и достаточно гибкий, чтобы сбалансировать полярные крайности».