«Свой – чужой – свой»

Странный случай произошел со мной недавно. Подруга позвала на вечеринку, которую устраивал один из ее друзей во вполне приличном ресторане. Я согласилась, но приехала чуть раньше назначенного срока. Подруги в зале не обнаружила – и вдруг почувствовала, что мне крайне неуютно.

Вроде бы не с чего: вокруг приятные лица, звучит хорошая музыка, на столах – многочисленные деликатесы и изысканные напитки. А я почти в панике и с ощущением угрозы. И это тем более странно, что по бизнесу мне постоянно приходится общаться с людьми, и никаких фобий до сих пор не наблюдалось.

А потом подруга появилась, представила меня нескольким приятелям – и мне сразу полегчало. В конце концов, вечер прошел очень приятно, но вопрос «что же это было?» остался.

Захотелось порассуждать… Человек – существо социальное.  Его социализация начинается с рождения и длится всю жизнь. Вначале на этот процесс влияет его окружение, в первую очередь, семья. Затем, развиваясь как личность, человек сам начинает формировать свои социальные связи. Психологические механизмы формирования этих связей, привычек и установок работают как на сознательном, так и на бессознательном уровне. Влияет на это  не только человеческая психология, но и особенности устройства нашего мозга, которые невозможно изменить, но можно и нужно учитывать как в работе, так и в повседневной жизни.

В стволе мозга есть специальная нейронная сеть (ретикулярная формация). Она снабжает дополнительной энергией все отделы мозга. Именно она издревле посылает в мозг команды к действию. В ретикулярную формацию приходят копии команд, адресованных любому отделу мозга. И ее нейроны сравнивают, оценивают и отбирают команды, сортируют их, обеспечивая действия нашего организма сообразно обстановке. Именно она позволяет нам разбираться в других людях и взаимодействовать с ними, а также понимать самого себя и управлять собой.

Интересные мысли на эту тему нашла в книге Дэвида Рока «Мозг. Инструкция по применению: Как использовать свои возможности по максимуму и без перегрузок».

По мнению некоторых ученых, социальные нужды входят в категорию первичных потребностей и угроз и имеют не меньшее значение для выживания, чем пища или вода. В 1960-е годы Абрахам Маслоу разработал широко известную сейчас «пирамиду», названную позже его именем, выстроив иерархию потребностей от физического выживания до самореализации. Социальные потребности он расположил посередине. Не исключено, что Маслоу ошибся. Многие современные исследования показывают, что мозг при взаимодействии с социальными потребностями использует те же нейронные сети, что и в случаях, когда речь идет о выживании. Голод и общественный остракизм активируют одни и те же реакции на угрозу и боль, задействуют одни и те же нейронные сети.

А так как наши далекие предки жили небольшими группами, то одно из самых простых действий, выполняемых «специальной нейронной сетью», деление окружающих по принципу «свой-чужой». Чужим в условиях жесткой борьбы за ресурсы традиционно не доверяли, и это накрепко отпечаталось в мозгах за миллионы лет.

С тех пор мы научились есть вилкой и ножом, водить автомобили и пользоваться компьютером, но древние навыки никуда не делись. Человек по-прежнему склонен объединяться в племена – так безопаснее – и работать в окружении близких коллег, избегая при этом людей, которых не слишком хорошо знает. Поэтому так сложно организовать команду, особенно из незнакомцев. Мозг автоматически делит ситуации на потенциально опасные и способные принести пользу. Также он поступает и с людьми.

В нынешних условиях, когда мир пронизан взаимодействиями, механизм «чужак – враг — не доверять» уже мешает. Но он есть, и это надо учитывать. Более того, он может включаться при общении и со знакомым человеком, если с ним когда-то у вас был серьезный конфликт или, например, если вы подсознательно воспринимаете его как конкурента. При общении с ним мозг пытается выполнить одновременно две задачи: решить, как быть с врагом и как договориться о делах. И с этим справиться человеческому мозгу очень тяжело, в итоге ни одна, ни вторая цель не получает достаточно ресурсов. Результат – ошибки, которые порождают в мозге еще более сильную реакцию на угрозу.

Причем ошибки эти возникают не только из-за «погрешностей вычисления». Если вы считаете человека врагом, то игнорируете его эмоции, не позволяете себе всерьез рассматривать предлагаемые им идеи, даже верные: соответствующие процессы в мозге просто тормозятся. Вспомните какой-нибудь случай, когда вы на кого-то злились.

А теперь – хорошая новость. Есть совсем простые методики, позволяющие в большинстве ситуаций изменить все с точностью до наоборот (конечно, если речь не идет о застарелой ненависти или наследственной родовой вражде).

Простое рукопожатие, знакомство и обсуждение каких-нибудь общих тем, будь то погода или дорожные пробки, – все это может породить ощущение близости, потому что вызывает выработку особого вещества – окситоцина. Не стоит сразу начинать деловой разговор, лучше дать людям возможность познакомиться, пообщаться на человеческом уровне. В сказках недаром приводится старинный рецепт: доброго молодца сперва нужно напоить, накормить, в баньке попарить, а уж потом о делах расспрашивать. Да и обычай решать вопросы во время застолья – из той же оперы.

Исследование Института Гэллапа показало, что компании, где поощряются (до определенного предела, разумеется) разговоры возле кулера или чайника, показывают более высокую производительность труда. Сотрудники начинают видеть вокруг себя меньше врагов, а затем и больше друзей, обстановка в таких компаниях воспринимается ими как дружелюбная, а значит, до минимума снижается реакция собственного мозга на угрозу. Энергия используется на выполнение задач бизнеса, а не «на борьбу с ветряными мельницами».