Тик-так

Глядя сквозь окно нашего офиса на фасад дома напротив, украшенного новогодней иллюминацией, я думаю о том, как же быстро пролетел этот год. Эта мысль приходит ко мне в предновогодние дни уже много лет подряд, и я, как и многие, наверное, задаюсь одним и тем же вопросом, считая его абсолютно риторическим: почему время летит так быстро и все быстрее и быстрее с каждым годом? Вот, что думает по этому поводу журнал The Economist.

Далее – материал журнала The Economist

Предсказание, которое звучит как обещание: в будущем рабочих часов станет меньше, а времени для отдыха – больше. Так думали наши родители, родители наших родителей, наши прабабушки и прадедушки. Но мы уже так не думаем, несмотря на то, что благодаря техническому прогрессу в нашей жизни появилось множество приспособлений и сервисов, которые высвобождают массу времени. Настолько много, что даже социальные психологи забеспокоились: что же будут делать люди с таким количеством свободных от работы часов?

Но их тревоги безосновательны. Все и везде постоянно куда-то торопятся и очень-очень заняты. В корпоративном мире вечная проблема нехватки времени беспокоит руководителей по всему свету, и в последние годы эта ситуация лишь усугубляется, говорят аналитики консалтинговой фирмы McKinsey.

Почему люди все время так спешат? Частично это проблема восприятия, потому что в среднем люди в богатых странах имеют больше свободного времени, чем раньше.

Значит, проблема, скорее, не в том, насколько мало у людей времени, сколько в том, как они его видят. С тех пор как впервые в XVIII веке часы были использованы для измерения труда, время начало быть связанным с деньгами. Как только часы и минуты начали измеряться в денежном выражении, люди стали беспокоиться о том, как их тратить, беречь и использовать выгодно. И чем больше что-то приобретает особую ценность, тем больше нам его недостает.

Индивидуалистические культуры, ставящие достижения выше отношений, помогают взращивать мышление типа «время – деньги». Это создает необходимость просчитывать каждый момент, считает Гарри Триандис (HarryTriandis), социальный психолог из Университета Иллинойса (University of Illinois). Большие города с их более высокими уровнем зарплат и стоимостью жизни повышают цену времени еще больше. Обитатели Нью-Йорка беспокоятся о своих минутах гораздо больше, чем жители Найроби. Пешеходы Лондона бегут быстрее, чем пешеходы Лимы. Темп жизни в богатых странах выше, чем в бедных.

Когда люди воспринимают свое время через призму денег, они начинают тревожиться, находясь во внерабочем состоянии. В эксперименте, проведенном учеными Университета Торонто (University of Toronto) Сэнфордом Де Во (Sanford De Voe) и Джулианом Хаузом (Julian House), двум группам людей было предложено прослушать один и тот же отрывок музыкального произведения – первых 86 секунд «Дуэта цветов» из оперы «Лакмэ». Перед началом музыки каждого участника первой группы попросили оценить, сколько стоит его рабочий час. Участники первой группы после прослушивания мелодии чувствовали себя беспокойными и менее счастливыми, чем участники второй группы, которые просто наслаждались музыкой без всяких заданий. «Членам первой группы не терпелось поскорее закончить участие в эксперименте, чтобы заняться чем-то более практичным», объясняет Сэнфорд Де Во.

Взаимозависимость между временем, деньгами и тревожностью отмечал Гэри Стэнли Беккер (Gary S. Becker) – американский экономист, лауреат Нобелевской премии. Он обнаружил, что, когда людям больше платят за каждый час их работы, они стараются трудиться большее количество часов, потому что работать становится выгоднее. Рост стоимости рабочего времени, таким образом, оказывает давление на все время. Свободное время становится своего рода стрессом, потому что его надо либо проводить с пользой, либо вообще не отдыхать.

Издерганный «праздный» класс

Дэниэл Хамермеш (Daniel Hamermesh) из Техасского университета в Остине (University of Texas at Austin) называет постоянную нехватку времени «жалобой яппи» (яппи – молодые состоятельные люди, ведущие построенный на увлечении профессиональной карьерой и материальном успехе активный светский образ жизни). Проанализировав вместе с Юнгмином Ли (Jungmin Lee), из университета Соганг в Сеуле (Sogang University in Seoul) международные данные о времени как стрессовом факторе, он обнаружил, что нарекания на дефицит времени свойственны преимущественно состоятельным семьям. «Чем богаче работающий американец, тем более обделенным временем он себя чувствует», — сообщала компания Gallup в 2011 году.

Получается, что постоянная занятость делами может сделать вас богатыми, но становясь богаче, вы автоматически становитесь более занятыми. Шведский экономист Стаффан Линдер (Staffan Linder) обозначил эту проблему еще в 1970 году.

Взрыв доступных товаров и услуг и бесконечные возможности, предоставляемые простым подключением к Интернету, поражают разум. Когда есть так много способов мгновенно получить то, что хочешь, то вполне естественно хочется все большего. Люди просто не успевают ощутить в полной мере радость от удовлетворения своего желания. Приятные минуты пролетают мгновенно, а об относительности нашего восприятия времени говорил еще Альберт Эйнштейн: «Когда сидишь рядом с хорошенькой девушкой, час кажется минутой, а когда сядешь на горячую сковородку, то минута кажется часом».

Возможность удовлетворять желания мгновенно порождает нетерпение и придирчивость к сервисам, которые работают не так быстро, как другие. Согласно исследованиям Google, люди посещают сайты реже, если они загружаются более чем на 250 миллисекунд медленнее, чем сайты конкурентов. Более 50% интернет-пользователей не станут смотреть видео, если оно грузится больше пяти секунд. Когда каждая миллисекунда играет роль, возникает беспокойство по поводу того, чтобы каждая секунда была потрачена с пользой.

Электронная почта, новые технологии вроде смартфонов еще больше усиливают нетерпение и тревожность. E-mail этикет часто требует ответа на письмо в течение двадцати четырех часов, что по умолчанию означает «чем быстрее, тем лучше». Такая срочность порождает необходимость постоянно переключаться или делать несколько дел одновременно, и работа никогда не кажется доделанной до конца. «Мультизадачность заставляет людей чувствовать прессинг времени», — говорит Элизабет Данн (Elizabeth Dunn), профессор психологии университета Британской Колумбии в Ваннкувере (University of British Columbia in Vancouver), Канада. — Вне зависимости от того, чем люди занимаются, они чувствуют себя лучше, когда могут сфокусироваться на одном виде деятельности».

Тем не менее, нехватка времени является проблемой не только восприятия, но и распределения. Изменения в том, как люди живут и работают, поменяли и то, как люди организуют свой отдых, и самих отдыхающих. За последние 20 лет люди, тратящие на работу большее количество времени и одновременно тянущие на себе большой груз домашних обязанностей – это наиболее образованные и высокооплачиваемые члены общества. Так называемый «праздный» класс никогда не был столь издерганным, как в наши дни.

Гонки на вершину

В 1962 году политолог Себастиан де Грация (Sebastian de Grazia), бросив испепеляющий взгляд на прославленный американский образ жизни с его постоянной озабоченностью тем, чтобы больше произвести и больше потребить, написал: «Если топ-менеджеры являются такой мощной силой в Америке, что несомненно, то почему они не обладают большим количеством свободного времени, которое для всех остальных, похоже, бесценно?» Хорошо, что де Грация не дожил до того дня, когда руководители больше не прерываются, чтобы пообедать.

Тридцать лет назад низкооплачиваемые синие воротнички – представители рабочего класса – трудились гораздо дольше, чем представители высокообразованной интеллигенции. Но сегодня высокообразованные специалисты имеют гораздо более длинный рабочий день, чем их менее образованные коллеги, а обеденное время сократилось до минимума в целях эффективности и превратилось в поедание бутерброда за рабочим столом с одновременным просматриванием электронной почты. Даже покинув офис, вы не можете быть уверены в том, что вам удастся расслабиться – постоянные сигналы и напоминания смартфона не дают возможности забыть, что трудовой день уже закончился и работа уже сделана. Недавнее исследование Гарвардской школы бизнеса тысячи сотрудников среднего и высшего звена показало, что 94% работает, как минимум пятьдесят часов в неделю и почти половина – шестьдесят пять часов. 60% тех, кто использует смартфоны, привязаны к работе тринадцать с половиной часов и более в течение дня.

Чем объясняется этот разрыв между состоятельными, но обделенными временем и несостоятельными, но временем наделенными? Частично он имеет отношение к структурным изменениям на рынке труда. С развитием автоматизации на производстве для людей без высшего образования существенно сократилось количество рабочих мест. То, что осталось – преимущественно предлагается в сфере сервиса и, как правило, и с точки зрения удовольствия от труда, и с точки зрения оплаты – малопривлекательно. Трудясь в этой сфере, люди не очень-то ценят свою работу, а вот свободное время для них – предмет зависти.

А вот с образованной публикой дела обстоят иначе, что и объясняет отчасти тот факт, что так много высокооплачиваемых людей с университетскими дипломами имеют гораздо меньше свободного времени, чем такие же, как они, в 1960 году. Дело в том, что хорошо образованные люди в большей степени склонны получать удовольствие от своей работы и реализовывать таланты и способности в своей карьере, что делает их рабочие часы более длинными по их доброй воле. Кроме того, высокий пост и ответственная работа – это источник престижа, который является своеобразной наградой за переработки иногда даже в большей степени, чем деньги.

Еще один фактор –все работающие люди сегодня не чувствуют уверенности в завтрашнем дне. Отсутствие экономического роста и серьезные потрясения в большом количестве индустрий, от медиа до архитектуры и рекламы, вместе с неравномерностью доходов породили высокую степень конкуренции за интересную и хорошо оплачиваемую работу. Это заставляет людей работать в офисах как можно больше, а сотрудник, который приходит раньше всех и уходит последним, считается образцом лояльности компании.

Так что, если в XIX веке, как говорил американский экономист Торстейн Веблен (Thorsten Veblen), праздность была отличительной чертой зажиточных людей, то в наше время имущим гражданам расслабляться не приходится, а «быть постоянно очень занятым» стало признаком состоятельности и социального статуса. Такая трансформация, как отмечает Джонатан Гершуни (Jonathan Gershuny), директор Центра исследований использования времени при Оксфордском университете (Oxford University’s Centre for Time Use Research) характерна для экономик, где выдающейся считается личность, прославившая себя своим трудом и достижениями в нем.

Америка в спешке постоянно

Времени не хватает всем — и европейцам, и азиатам, но американцам его не хватает больше всех. И это неудивительно, ведь у работающих жителей США самый длинный рабочий день в современном индустриальном мире. Работодатели, как правило, не предлагают своим сотрудникам надлежащего отпуска, но даже если они это делают, те его не используют. Средний работник выбирает лишь половину причитающегося отпуска, а 15% сотрудников, согласно данным консалтинговой компании Glassdoor, вообще не используют отпускные дни. Недаром страной, которая изобрела фастфуд и кофе на вынос, стала именно Америка.

Работающие мамы

Неясно, случайно или закономерно, но рост женской занятости совпал с резким повышением стандартов в отношении того, что означает быть хорошим родителем и особенно хорошей мамой. Многие женщины испытывают чувство вины из-за невозможности уделять достаточного внимания своим детям. Это побуждает их, как считает Джуди Уэйкман (JudyWajcman), профессор социологии в Лондонской школе экономики и автор новой книги «Не хватает времени: ускорение жизни в цифровом капитализме» (Pressedfor Time: The Acceleration of Life in Digital Capitalism) любым способом следовать социально желаемому образу идеальной матери, разрываясь между работой и домом. Несмотря на необходимость работать наравне с мужчинами, многие женщины одновременно тянут на себе львиную долю домашних хлопот – рутину, которая никогда не заканчивается. Заботливые отцы берут на себя в основном более приятные занятия – поиграть с ребенком в футбол или сходить в кино, в то время, как мамам достаются менее захватывающие участки работы – приготовление еды, стирка, глажка и уборка. Конечно, современные образованные мужчины в целом уделяют своим семьям больше времени, чем их отцы, но все же вполовину меньше, чем современные образованные женщины. Это объясняет, отчего мамам, особенно работающим, не хватает двадцати четырех часов в сутки, чтобы переделать все дела. «Работающие матери с маленькими детьми являются наиболее обделенным временем сегментом общества», — говорит Джеффри Годби (Geoffrey Godbey), эксперт по использованию времени Пенсильванского государственного университета (Penn State University).

У современных родителей есть четкое представление о том, как развивать и обучать своих детей, и множество различных возможностей делать это. Но существуют и страхи родителей по поводу того, что они могут сделать это неправильно, ведь сегодня именно от них, а не от школы или университета, как это было раньше, во многом зависит, как их отпрыски подготовятся к взрослой жизни. Состоятельные люди стараются оставить детям не капитал, а дать хорошее образование. Это лучший способ сегодня обеспечить процветание своих детей и передать от одного поколения другому привилегию принадлежать к состоятельной части общества. Это объясняет, почему обеспеченные семьи так беспокоятся о том, чтобы найти для своих детей самую лучшую школу и обеспечить поступление в самый престижный вуз. «Родители сегодня очень боятся сделать для своих детей меньше, чем соседи, и иногда это выглядит как гонка вооружений», — считает Филипп Коэн (PhilipCohen), профессор социологии, изучающий современные семьи в Университете штата Мэриленд (University of Maryland).

Свободное время сегодня превратилось в миф. Многие считают, что праздность – это порок, а время – слишком дорогая штука, чтобы его использовать на какие-то непрактичные вещи, не приносящие ощутимой пользы. Некоторые предпочитают свободные минуты проводить за монитором чего-либо, даже если другие вещи, например, встречи с друзьями, делают людей счастливее. Многие считают, что отдохнут на пенсии, и тогда их сумасшедший темп жизни в молодости станет для них наградой в старости. Иначе к чему вся эта гонка?

Увы, время, в конечном счете – это странный ускользающий ресурс, который легко расходуется. Оно ощутимо, когда проходит и часто больше всего ценится, когда его не вернуть. Мало кто жалуется на то, что его слишком много, но большинство постоянно беспокоится о том, как оно летит, и интересуется, на что оно растрачивается. К сожалению, время летит быстрее, когда люди становятся старше, на смену романтике и ярким впечатлениям приходит привычный опыт, и все что остается от времени – это воспоминания.

Еще Сенека поражался тому, как мало люди ценят свою жизнь, проживая ее в постоянной спешке. «Мы бдительны, охраняя отцовское наследство, но как дойдет до траты времени – сверх меры расточительны, а ведь это то единственное, в чем скупость достойна уважения», – писал он в своем трактате «О кратковременности жизни», который, возможно, стал самым первым пособием по тайм-менеджменту из серии «помоги себе сам». «Время, прожитое на Земле, может быть полным неопределенности и скоротечным, но почти каждый может сделать несколько глубоких вдохов, погрузиться в глубокие мысли и глубоко окунуться в аромат роз. Жизнь длинна, если вы знаете, как использовать ее,» – советовал философ

Оригинал статьи вы можете найти здесьFrom the print edition: Christmas Specials

Желаем, чтобы в наступающем году вы жили в гармонии с вашим временем, ценили каждое мгновенье и наполняли жизнь яркими впечатлениями.

С наступающим 2016 годом!